Black and White Star in Circle

Интервью с экспертом

Готовясь к съемкам документального фильма, мы встречаем множество интересных людей. Один из них Насанчиков Виктор Олегович, гид-экскурсовод, он знает всё о нашем городе и его истории. Мы пообщались и узнали много нового о старинных улочках Воронежа и старинных зданиях.


Журналист: Что за улица Сакко и Ванцетти?


Насанчиков: Улица Сакко и Ванцетти – одна из самых старинных улиц города Воронежа. Создание и заселение данной территории началось еще во времена Петра I. Когда Петр I начинал строить первый русский военный флот в городе Воронеже. Некоторые постройки были неудобны для строительства, в частности Морской успенский монастырь, который стоял на современной Адмиралтейской площади. Петр I его переносит в сторону Акатова монастыря. Соответственно, улица, которая сейчас носит название в честь американских итальянцев Сакко и Ванцетти, изначально называлась Большая Девиченская. Там находится территория монастырей. А остановка Арсенальная изначально называлась Поповский рынок, то есть стихийно образованный рынок. А если спускаться по улице к Чернавскому мосту, по левой руке у нас монастырские территории. Вот и название Поповский рынок. Лошади, которые поднимали товар с левого берега на правый, не могли сразу его поднять, и им приходилось на каком-то выступе отдыхать. Вот специально была образована ступень. И образовался рынок. А сама улица стала одним из центров города. Почему, потому что там два рынка у нас: Поповский рынок и Девичий рынок. Вот на Девичьем рынке появляется первый черно-белый, без звука соответственно, кинотеатр, и там бурлила, собственно говоря, вся жизнь.


Журналист: Считается, что на улице Сакко и Ванцетти находятся самые старые дома в городе.


Насанчиков: Два здания нас интересуют – 104 дом и 87. 104 дом – это у нас Наталья Васильевна Архангельская, жена коллежского советника. Она приобретает его в 1912 году. Но суть дома очень простая – это вложения, которые она в дальнейшем должна увеличить. Первым хозяином был губернский писарь. В 1900 году, если мне память не изменяет, первые упоминания о данном здании. Дом у нас этот не простой, дом у нас золотой, то есть доходный дом. Там сдаются комнаты в наем. В 12 году Архангельская приобретает его и начинает его перестраивать. Тут уже мы можем обратиться к нашим краеведам и историкам города Воронежа, которые хорошо это описывают. В частности, та же самая Никитинская библиотека, в которой есть интересные цифры, в плане перепродаж, продаж и так далее. В любом случае, из данного дома и двух флигелей добавляются еще дополнительные этажи плюс четвертый флигель во дворе. А как следствие, это увеличение стоимости данного жилья. Дом построен в стиле классицизм – красивый хороший, но увы изначально мы его увидеть не можем. Так как в Великую Отечественную Войну по некоторым данным 98% , по некоторым данным 96% города Воронежа было уничтожено. Поэтому здание это восстанавливалось в послевоенные годы. Фактически по документации, которую сумели сохранить и по тем зарисовкам, которые остались.


Журналист: Расскажите про 87 дом. Что там было?


Насанчиков: Там тоже очень интересно. Там находится ремесленная коллегия так называемая, которая занимается помощью соответственно, ну как профсоюз на нынешний момент, помощью ремесленникам, воспитанию и обучению детей, соответственно ремесленников. Там же у нас некоторое время в начале 20-го века находилась и так называемая детская школа, но более правильно было бы назвать ее ясли. То есть, формат, ну, пример могу привести ясельную школу, в Ельце которая была. То есть для работников разных ремесел создавался отдельно детский сад, ясли, для того, чтобы женщины, которые не имели допустим мужей, но при этом работали, могли спокойно работать с понедельника по субботу, воскресенье был выходной. Это сейчас у нас выходной суббота воскресенье, а изначально рабочий день был 14 часов плюс еще максимум воскресенье не засчитываете. Больше не получите.

Улица была великолепная до тех пор, пока центр у нас не переместился уже к площади Ленина. Вот в чем нюанс. На нынешний момент улица представляет из себя ансамбль купеческих домов, которые сохранились. Часть из них при чем можно взять в аренду, как я знаю. Но только есть маленький нюанс – проблема с коммуникацией. Есть маленький секрет улицы Сакко и Ванцетти – там сохранились купеческие подвалы. При чем, некоторые купеческие подвалы, если мы будем их с вами разбирать, то интерес к ним какой – они были одноэтажные и двухэтажные. То есть представляем цокольный подвал, который еще к тому же уходит в винный погреб. Вот один такой мы отрыли, случайно. Потому что после Великой Отечественной Войны опять-таки на фундаменте купеческого дома был построен коттедж. И хозяин попросил изучить и рассмотреть нас кирпичную кладку: то ли это было вновь построенное, то ли это относится к концу 19, началу 20 века. По кладке было понятно. Вы сами понимаете, что восстанавливался город в разнобой, кирпич брался абсолютно с разных зданий. Поэтому в некоторых зданиях, в частности, кстати говоря, и на доме Архангельской тоже можно обнаружить огромное количество кирпича, который не принадлежал к ее зданию. Буквально отбить штукатурку, и мы с вами это увидим. Так вот и у этого товарища, та же самая картина. Из разных кирпичей восстанавливались стены, но одна стена была очень четко выделена, потому что абсолютно другой идет слой шва.

В разные времена, если мы возьмем с вами царскую России и после революции 1917 года школа кладки изменилась очень сильно. То есть пример приведу простой. Если мы возьмем литературу до 1917 года, которой осталось крайне мало, в формате методички. То шов обязательно везде должен быть равномерным. Почему, потому что нагрузка на шов влияет на крепость стен. Если будет неравномерная нагрузка, стены дадут трещину. Сейчас как у нас строят вы знаете. У нас везде закладывается бут, а внешняя стена под расшивку делается. Вот она в чем ошибка, поэтому стены у людей трескаются на самом деле. Так вот одну из стен мы обнаружили, которая явно была заложена позже. Решили ее разломать, разломали и там оказалась винтовая лестница на еще один этаж, где были бочки с вином.


Журналист: Что за история с часами на Большой Дворянской?


Насанчиков: Если мы имеем в виду магазин часов, который находился на Большой Дворянской, то он был единственным представителем «Мозер Компани» так называемой, это Швейцария. Единственный маленький нюанс, в Санкт Петербурге открылось представительство, потом в 1917 году это представительство закрылось, увы и ах. И то, уже на 1917 год им владели не сами хозяева, кто создали это бренд, а уже доверительные лица. Сейчас (часы) можно купить в Санкт-Петербурге на блошином рынке, вообще не вопрос. …Они же не только золотые были. Это хвалятся тем, что был дар сделан царской особе, как бы золотые часы. Там еще и маркировка была. Изначально на иностранном языке, а потом Санкт-Петербургская фабрика производила их. Правда, все детали были .. закупались в Швейцарии, хочу заметить…..


Журналист: на проспекте Революции (ранее Большая Дворянская) стоят 2 одинаковых дома 45 и 47. Как он связаны между собой?


Насанчиков: Это изначально дом Синициных, если мне память не изменяет. Дом Синицыных. Там было 2 флигеля. Один флигель был куплен одним купцом, другой – другим купцом. Доходные дома абсолютно простого формата. Как и любой доходный дом, первые этажи – под сдачу в аренду. То есть, организации любого плана могут там ее снимать. И снимали в частности. То есть тот самый магазин часов, который располагался на первом этаже, и добавочно были построены так называемые часы со скамеечками. Это определенный маркетинговый ход, для того, чтобы максимально создать около магазина часов тусовку. Все очень просто. Для привлечения клиентов. Так же делал и Самофалов, так же делали и остальные купцы Воронежские. На самом деле маркетингу надо учиться у предпринимателей 19 начала 20 века. Они все, что сейчас происходит, все это делали гораздо раньше. Второй этаж церковная лавка получается, там производство, верхние этажи – комнаты внаем. Все стандартно.

Самый дешевый вариант строительства перекрытий (перекрытия Монье) на самом деле конца 19 начала 20 века. В независимости от того в каком стиле строился дом, это может быть классика, это может быть эклектика, а может быть модерн, так называемый, который к началу 20 века уже начал затухать потихонечку. Но перекрытия – это в любом случае должна была быть экономия. Кстати о том, что пишут наши краеведы, о том, что не был оштукатурен дом Михайлова. Тут не надо заглядывать в то, что у него не хватало денег, или Баранов (архитектор) не успел его здание до конца достроить доделать. Я думаю, что это было специализированно сделано изначально. Потому что многие на штукатурке экономили. И кстати, в частности архитектор Баранов мог, благодаря заказчику, сэкономить на штукатурке. Вот и все. Красота кирпича она и есть красота кирпича. У нас есть прекрасный доклад Дмитрия Веневитинова о «Русском стиле и кладке кирпича». Где показано, что не имеет смысла штукатурить здания и закрывать кирпич. Так вот поэтому, когда говорят, что что-то не сложилось, что-то не получилось, денег не хватило. Да все там хватало. Такие перекрытия в Воронеже сохранены во многих зданиях. И на нынешний момент в частности в строительстве частных домом я наблюдаю такие же тенденции. В Москве, например.  Во-первых, заново возникает так называемый русский стиль, например. Люди строят себе уже не в формате каких-то непонятных норвежских лофтов, а строят именно в русском стиле. Именно красотой и кладкой кирпича показывают богатство своего дома. А во-вторых, они начинают использовать перекрытие Монье. Так что эта тема актуальна до сих пор.